Народный архив Калужской губернии. Мосальский и Перемышльский уезды

Филиал народного архива Российской Империи. Обмен генеалогической и краеведческой информацией. Взаимопомощь и взаимовыручка тех, кто ищет.

Поиск по галерее сайтов Народного архива
Сообщите о нас пожалуйста
Партнеры
Создать форум

WMlink.ru - рекламный брокер
Не назойливая реклама, средства от которой могут помочь в развитии проекта
Здесь может быть размещена Ваша реклама
Все флаги в гости к нам
Счетчик

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Информация о селе Озерское

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Шуберт: http://www.etomesto.ru/shubert-map/14-13/?h=141323&v=78541

СНМ 1863: № 3602
СНМ 1914: с. 123

Сейчас это основная часть:
деревни Подборки
Козельский район, Калужская область, Россия
54°10′55″N, 35°55′37″E
54.181834, 35.926806



Последний раз редактировалось: Сизиф (Пн 19 Дек 2016 - 9:42), всего редактировалось 1 раз(а)

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
http://kompas-kaluga.ru/historyitem/2468/

Село Озёрское имеет древнюю историю. Оно находится на левом берегу речки
Озерчанки при дороге из Перемышля в Козельск, в 17 км от последнего. Ныне
входит в Козельский район Калужской области, а до 1929 г. село числилось в
Перемышльском уезде Калужской губернии.
В XVII–XIX вв. зачастую название села писалось как Озёрск. О достаточно древней заселённости этих мест
свидетельствует и распаханный курган, находящийся в 1,3 км от села на южном склоне
коренного левого берега долины р. Жиздры при впадении в неё безымянного ручья.
Курганная насыпь впервые была обследована в 1975 г.
Кроме вотчинных земель князья Одоевские и Воротынские в XV столетии владели крупным массивом земель
пожалований и "данья королево князем Новосильским с волостьми".
В жалованной грамоте короля Казимира 28 марта 1455 г. князю Фёдору Львовичу Воротынскому и его детям
"на отчину" среди других волостей, данных князю за службу Литве, упоминается и Озёрское:
"…дали есмо ему у вотчину и его детемъ, а узревши его верную служъбу к намъ, то учинили и его
детемъ такожъ, с того верно намъ служити, на имя волости: Демона а Городечна
с Ужеперетом, Ковылна, Краишина, по обе стороны Высы реки, Кцинь, Озерескъ,
Перемышль, Логинескъ, Немчиновскии двор нашъ у Смоленску, съ семю человек…".
Это же подтверждается и Литовской метрикой (1440–1498 гг.) По смыслу грамоты видно, что ей
предшествовали другие.
Все даты в работе приводятся по старому стилю.

Волости Озёреск, Кцинь, Демен, Городечна и Ковыльна, по мнению исследователя В.М. Кашкарова,
не могли быть родовым владением воротынских князей, т. к. они лежат в районе Козельского, Мещовского и
Мосальского уделов. Если считать, что волости эти в то время были выморочными, то, во всяком случае,
ближайшими наследниками их являлись мосальские, козельские и мезецкие
князья, а никак не воротынские. Остаётся предположить одно – то, что они были
конфискованы кем-либо из литовских великих князей, вернее всего Сигизмундом
Кейстутовичем, у их прямых владельцев за какую-нибудь вину.
Период 1487–1494 гг. ознаменовался пограничной войной Руси и Литвы.
В 1494 г. на переговорах с Москвой Литовские послы требовали возвращения
Литве ряда земель и предъявили список смоленских пригородов с волостями, среди которых ими было указано
и Озёрское.
5 февраля 1494 г. была подписана "докончальная грамота" (перемирная) Великого князя Московского
Ивана III Васильевича с Великим князем Литовским Александром Казимировичем, по которой
Озёрск в числе других козельских волостей оставался за Москвой: "Так жо и мне
не вступатися у вас в Олексин, и в Тешилов, и в Рославль, и в Венев, и во Мстиславль, и в Торусу,
и в Оболенескъ, и во все то, што к тем местом потягло, да и в Козелескъ, и в Людимескъ, и в Серенскъ у
везь, и во вси Козелские, и в Людимские, и в Сереские места, што х Козелску, и к Людимску, и к Сереску
потягло, и во все ваши украиные места, и што к нимъ потягло, мне, великому князю Александру,
не вступатися, и не обидити под тобою и под твоими детми".
Новая граница проходила от нижнего течения Угры на Людимеск (в Московской стороне) и
Мезецк (в совместном владении). Далее она переходила на верхнее течение Жиздры и, пересекая Оку южнее
Белёва, смыкалась со старой границей вблизи Одоева.
Более подробные сведения об этих событиях дают посольские книги посольства пана Петра Яновича
от великого князя Литовского Александра Казимировича к Ивану III, проходившего 17 января – 12 февраля 1494 г.
Бояре Ивана III говорили литовским послам: "А се волости в списке их (литовском – В. А.) написаны,
а в отступе их не было, а держит их князь Дмитрей, а взял их ново Смоленские же
волости: Порыски, об сю сторону Козелска, Норышкиных вотчина, да верх Серена за Серенском,
Норышкиных же вотчина, да Липици, да Възбынов, Ивана Бабина отчина, а служит князю Дмитрею.
А се те волости, послы их звали данье королёво князем Новосилским, а в списке в их написены;
а бояре говорили, что князи зовут их себе вотчиною: Лугань, да Местилов, да Ку(ц)инь, да Хвостовичи,
а держит их князь Дмитрей; Тарбеев, Олопов, Озереск, держит их князь Иван Михайлович;
а Озереск Перемышльская волость, Жеремин, Одоевское местцо к Одоеву".
Как мы видим, в это время Озёрское находилось во владении князя Ивана Михайловича Воротынского (Перемышльского).
О тех событиях, что описаны выше, в наши дни напоминает большое городище, которое сохранилось близ села
Озёрского на левом берегу речки Озерчанки.
К сожалению, оно разрушается песчаным карьером и стараниями "чёрных" археологов.
Небольшие археологические работы проводились здесь И.В. Болдиным.
В XVII в. Озёрское входило в Перемышльскую засеку, которая называлась
также Озёрской. Дозор 185 (1677/78) года отмечает: "...с полевой стороны засеки проехать никоторыми
делы немочно, потому что пришли болота и заломы и леса большие".
Засечные леса берегли от порубки не только в XVI–XVII вв., но и в XVIII столетии, о чём будет рассказано ниже.
На протяжении XVII–XVIII столетий в Перемышльском уезде выделялся Озёрской стан.


Храм в селе Озёрском упоминается уже в середине XVII в. в документах Сарайской и Крутицкой епархии.
Возможно, он был здесь и ранее, т. к. населённый пункт был большим, возможно даже небольшим городком.
Церковь в селе Озёрском в середине XVII столетия была во имя Иоанна Богослова. В указанном селе
сохранился памятник этого периода, который констатирует то, что храм здесь уже действительно был и при
нём располагался погост.
В центре Озёрского при прокладке автодороги дождями размыло почву, обнажив край надгробной плиты из известняка.
Надгробный памятник и само погребение изучал археолог И.В. Болдин. Надпись на плите свидетельствует о том,
что здесь был похоронен Семён Павлович Давыдов, скончавшийся 20 ноября 1663 г. Погребение было совершено на более раннем
кладбище, существовавшем до середины XVII в.
Ныне плита находится возле дороги к церкви, под сооружённым навесом.
Возможно, в Озёрском под найденной плитой был похоронен воевода г. Козельска в 155 (1646) г. серпьянин Семён Павлович
Давыдов. "И 155 году, декабря в 11 день, на князь Богданово место (Матвеевича. – В.А.) Мещерского, отпущон в Козелеск
серпьянин Семён Павлов сын Давыдов. Наказ и грамота даны за приписью дьяка Григория Ларионова".
Его отец серпьянин Павел Степанович Давыдов также был воеводой в 1625 г. в Козельске, в 1628–1630 гг. в Мещовске, до
1634 г. в Белёве, в 1640–1642 гг. в Туле.
Почему С.П. Давыдов нашёл в Озёрском свой последний приют, неизвестно. Возможно, он владел этим селом или его частью, или
жил в населённом пункте, входившем в приход церкви села Озёрского.

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
В 1674–1675 гг. в Иоанно-Богословской церкви проводили богослужения три священника – Тит, Федот и Гавриил. Они платили
"полоняничных денег по 10 денег каждый".
Полоняничные деньги – это подворная, а не посошная подать, назначенная для выкупа пленных у татар и турок.
Ещё в царствование Михаила Фёдоровича она собиралась временно по особому распоряжению правительства. Потом она стала
постоянной и по Уложению 1649 г. собиралась ежегодно "со всяких людей", как тяглых, так и нетяглых, но не в
одинаковом размере с людей разных состояний: посадские обыватели и церковные крестьяне платили со двора по 8 денег,
крестьяне дворцовые, чёрные и помещичьи – вдвое меньше, а стрельцы, казаки и прочие служилые люди низших чинов – только по 2 деньги.
Эту подать собирал заведовавший выкупом полоняников Посольский приказ.
20 января 1677 г. по указу и грамоте митрополита Сарского и Подонского Варсунофия со священников села Озёрского Тита и Федота,
а также с дьякона и двух бобылей (всего с 5 дворов) также были взяты полоняничные деньги.
В декабре следующего 1678 г. также были собраны полоняничные деньги с причта церкви Иоанна Богослова села Озёрского – с дворов
священников Федота, Тита и Григория по 8 денег с каждого.
В 1680–1681 гг. те же священники также заплатили этой подати по 10 денег с каждого.
В 1692–1693 гг. церковь в селе Озёрском Озёрского стана Перемышльского уезда уже именовалась Успенской (возможно, она была перестроена,
и главным престолом в храме стал во имя Успения Божией Матери). В это время её священниками были Фёдор и Симеон Титович,
сын ранее бывшего здесь же священника, о котором упоминалось выше.
Симеон Титович стал священником Успенской церкви в 1689 или 1690 г. Через год он овдовел. В 1696–1698 гг. при этом же
храме священниками были Григорий Гаврилов, Прокопий Титов и Василий.
До 1708 г. в Успенской церкви была особо чествуемая икона Знамения Пресвятыя Богородицы. Для усиления средств Белёвской Жабынской
пустыни (была в Тульской губернии в 7 верстах от Белёва, ныне входит в Белёвский район Тульской области)
игумен Тихон (1710–1722) исходатайствовал у митрополита Сарского и Подонского Иллариона перенести в эту обитель чудотворный образ
из села Озёрского.
Перенесение это породило тяжбу между монастырём и причтом села Озёрского. Преемник Иллариона митрополит Феодосий по ходатайству того же
Тихона окончательно утвердил икону за монастырём своею грамотою от 15 мая 1711 г.:
"...ибо такому чудотворному образу достойно быть в монастыре общего жития монашеского, а не в приходской церкви: понеже попы
и причетники церковные подаяние и имение похищают себе, которое от благочестивых христиан приносится в дар самому Богу, и в честь
Божией Матери, и во украшение церкви Божией, и во всякие церковные нужныя потребы; в чём они попы с причетники корысть
себе получали, и церкви Божией обиду чинили, и во оном они смертно грешили". Образ этот медный, складной, меры в 1 вершок (44,45 мм);
около самого образа рамка серебряная, позолоченная; образ был помещён в серебряном со створами позолоченном киоте.
Икона эта предположительно русского литейного дела XVI в.
Как сообщают клировые ведомости, каменная церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы была построена в Озёрском местным помещиком
бригадиром Иваном Фёдоровичем Языковым в 1750 г.. Документ, хранящийся в Государственном архиве Калужской области, уточняет дату
возведения нового храма.
Согласно ему бригадир Языков в 1754 г. подал прошение епископу Крутицкому Иллариону, который в 1754–1758 гг. временно управлял
Московской епархией, с просьбой о возведении в селе Озёрском новой церкви из приготовленного им материала.
Там же указывалось, что старая деревянная церковь к тому времени пришла в ветхость, что грозило опасностью для служащего в ней
причта и прихожан. Указом от 21 марта 1754 г. такая постройка Языкову была разрешена.
Новая церковь имела главный престол в честь Успения Пресвятой Богородицы и два придела – в честь евангелиста Иоанна Богослова слева
и во имя Николая чудотворца по правую сторону. Главный престол имел размеры 6 аршинов в высоту (4,3 м), 8 аршинов в длину (5,7 м),
1 аршин 4 вершка в ширину (0,89 м).
Священником здесь в это время был Иоаким Герасимов, которого в 1757 г. сменил его сын Иоанн.
15 февраля 1766 г. у моста через речку Озерчанку напротив села Озёрского солдатом тульской оружейной канцелярии Павлом Анцыфоровым
и тремя казёнными засецкими сторожами были избиты и ограблены ехавшие на семи подводах с дровами крестьяне сельца Каменка
Перемышльского уезда, принадлежавшие действительному статскому советнику сенатору Степану Фёдоровичу Протасову.
Это злодейство видел крепостной крестьянин села Озёрского Афанасий Иванов, принадлежавший помещице этого села вдове бригадира
Анне Яковлевне Языковой.
Определённые для смотрения за "казённым засечным отводом", имевшимся под селом Озёрским, крестьяне этого села Леон Филиппов и
Михаил Петров в марте того же 1766 г. увидели в отведённом им участке засечного леса крестьян соседнего сельца
Подборки, бывшего во владении Татьяны Семёновны Астафьевой, которые производили здесь вырубку.
Озёрские крестьяне хотели схватить порубщиков и передать в руки надзирателю этой части Перемышльской засеки
Исаю Варфоломеевичу Голофееву, но подборские крестьяне сумели вырваться, угрожая изрубить сторожей топорами.
Об этом происшествии в Перемышльскую воеводскую канцелярию писал 13 апреля того же года староста села Озёрского
Калина Макаров. При этом он отмечал, что "...староста (сельца Подборок. – В.А.) Фрол Кондратьев со оными г-жи своей крестьяны
хвалился г-жи моей крестьян бить смертно или где в воде утопить, отчего я именованный так и г-жи моей
крестьяне имеем от них немалую опасность".
Помещики села Озёрского Языковы враждовали с соседними помещиками Богатырёвыми, владевшими ещё с XVII в. сельцом Вышним Озёрском,
находившимся от села выше по течению речки Озерчанки.
Так, 11 мая 1767 г. солдат лейб-гвардии Преображенского полка Яков Никифорович Богатырёв возвращался домой с рыбалки
на Озерчанке у сельца Вышнего Озёрска. Другой помещик того же сельца Арефий Иванович Богатырёв приехал на роспусках к своему дому
с купленными для домовых нужд жердями. В этот момент находившиеся в Вышнем Озёрске дворовые люди Анны Яковлевны Языковой,
всего человек 20, окружили Богатырёвых и начали бранить их "всякими скверными и непотребными словами". Этого им показалось мало
и они, схватив Богатырёвых за волосы, повалили их на землю и били под бока. Затем дворовые люди Языковой поймали на улице
крестьянина А.И. Богатырёва Ермила Фёдорова. Пойманного крестьянина вместе с помещиком Яковом Богатырёвым эти люди повели
в село Озёрское. Приведя, поместили их в людскую избу. Здесь служитель вдовы Языковой Ермолай Захарьев Якова Богатырёва,
"схватя за волосы, и волочил в той избе по полу, и бил по щекам". Потом привёл избитого в хоромы к своей помещице.
Богатырёв стал жаловаться Анне Яковлевне Языковой на её дворовых людей, которые его избили.
Вдова не приняла от него никаких слов, а "учала меня бранить и называла вором, плутом и беглым человеком, и с нечестию и
с хором меня выслала".
Взятого же вместе с Богатырёвым крестьянина Ермила Фёдорова заковали "в железы", и что с ним стало дальше, неизвестно.

Отчасти описанные события объясняет челобитная, поданная в Перемышльскую воеводскую канцелярию старостой
вотчины вдовы бригадира Анны Яковлевны и её сына Якова Ивановича Языковых села Озёрского Калиной Макаровым.
Он писал, что в вотчине его господ есть роща Княжиха, которая находится возле сельца Вышнего Озёрска.
В ней неизвестно кем было вырублено и увезено строевого и дровяного леса 10 тыс. деревьев.
Прошло совсем немного времени, и 11 мая 1767 г., как раз в описываемый выше день, в эту рощу приехали шесть
неизвестных людей на роспусках и начали рубить лес.
Крестьяне села Озёрского заметили их и бросились ловить порубщиков. Из них был пойман только один человек.
Остальные, свалив лес с роспусков, сумели уехать. Пойманного человека староста Макаров по приказу
помещиков Языковых привёз для допроса в Перемышльскую канцелярию.
На допросе пойманный человек показал, что он крепостной крестьянин сельца Вышнего Озёрска помещика Арефия Ивановича
Богатырёва, а зовут его Ермил Фёдоров. Крестьянин рассказал, что 11 мая его поймали не в роще, а взяли на улице
в сельце Вышнем Озёрске и вместе с помещиком Я.Н. Богатырёвым и взятым у него топором привели в село Озёрское.
На следующий день 12 мая его с помещичьим топором привезли в Перемышльскую канцелярию. Е. Фёдоров сказал, что
лес в дачах помещицы Языковой никогда не рубил и кто это делал, он не знает.
Перемышльский помещик отставной поручик Иван Николаев сын Мезенцов 5 июля 1767 г. продал
Анне Яковлевне Языковой свою вотчинную землю в селе Озёрском в количестве 5 четвертей в поле,
"а в дву потому ж" за 30 рублей. Эта земля досталась ему по наследству от покойного деда Алексея
Владимировича Мезенцова.
27 сентября 1767 г. в сельце Вышнем Озёрске в гостях у подпрапорщика Макара Ивановича Богатырёва
был подпоручик Андреян Михайлович Кавелин. В ночь на 28 октября более 50 крестьян деревень Верхней
и Нижней Каменки, вооружённые дубинами, окружили двор Богатырёва, затем, выломав задние ворота,
подошли к самому дому и требовали выдачи им Кавелина. Это продолжалось более двух часов.
Богатырёв послал своего дворового человека в село Озёрское за сотским. Вместо сотского в сельцо поспешил его брат,
староста Озёрского Фёдор Макаров. Узнав об этом, крестьяне стали уходить из Вышнего Озёрска, пытаясь
увести лошадей подпоручика Кавелина.

На начало 1780-х гг. Успенская церковь имела два придела – Иоанна Богослова и Николая Чудотворца.
При храме была писцовая церковная земля, которая принадлежала священно- и церковнослужителям этого села,
в количестве 32 десятины 714 сажен, и которая располагалась на правом берегу речки Озерчанки.
Селом в это время владела вдова (как минимум с 1766 г.) бригадира Анна Яковлевна Языкова.
Священник Успенской церкви в селе Озёрском Пётр Степанов 17 июля 1793 г. подал прошение на имя митрополита
Московского Платона (напомним, что Калужская епархия была образована в 1799 г.), в котором сообщал,
что до определения его в означенное село он был на священнической службе в селе Бакатове Перемышльского уезда.
Там остался дом, выстроенный на его средства, который он просил разрешить ему перевезти в село Озёрское.
По рапорту в Московскую духовную консисторию января 1794 г. благочинного священника церкви собора
Пресвятой Богородицы села Козлова Перемышльского уезда Ефима Андреева оказалось, что дом для священника
в селе Бакатове был выстроен ещё до пребывания там Петра Степанова местным помещиком Иваном Ивановичем Нарышкиным.
Таким образом, в просьбе священнику П. Степанову было отказано.
В 1797 г. при Успенской церкви села Озёрского священником был уже Андрей Алексеев.
Помещик Александр Дементьевич Хитрово в своём белёвском сельце Фединском 16 октября 1783 г. женился на Ольге Александровне,
дочери Александра Никитича Киреевского, человека, пользовавшегося как по своему состоянию, так и по уму
особенным уважением в Калужской губернии.
Отец Александра Никитича Киреевского капитан Никита Яковлевич связан с Перемышльским уездом с первой половины XVIII в.
Известно, что в 1752 г. он дал 3 рубля денег на замену ветхой крыши церкви Обновления храма Воскресения Христова
в селе Верхнем Алопове Перемышльского уезда.
Секунд-майор Александр Никитич Киреевский в 1764 г. владел сельцом Киреевским Веинского стана Козельского уезда.
В 1782 г. он в Перемышльском уезде владел частью села Верхнего Алопова, пустошью Наздрынь, деревней Нелюбовкой,
сельцом Вышний Озёрск, сельцом Нижняя Каменка, большим лугом на реке Серёне, пустошью Ташлыковой.
Во время Отечественной войны 1812 года от перемышльского имения майора А.Н. Киреевского, села Озёрского с деревнями,
со 192 душ был поставлен 1 рекрут.
У Александра Дементьевича и Ольги Александровны Хитрово было несколько детей. Их сын Николай Александрович родился
в родовом сельце Фединском.
С 1793 по 1797 г. Николай воспитывался у приятеля своего отца премьер-майора Фёдора Александровича Панина,
богатого калужского помещика.
В начале 1800 г. Николай Александрович поступил в инженерный и артиллерийский шляхетный кадетский корпус.
18 апреля 1805 г. он был выпущен прапорщиком в Екатеринославский Гренадерский полк.
14 декабря 1806 г. участвовал в бою против французов в Пруссии при Голимине.
В 1807 г. участвовал во многих сражениях (при Либштадте, при Морунгене, где ранен пулею в ногу, при Вольфсдорфе,
при Лансберге, при Прейсиш-Эйлау – здесь был он контужен в левый глаз, при Лошите, при Гейльсберге, при Фридланде).
За последнее сражение Николай Александрович был награждён орденом Св. Анны 4-й степени, а в отставку выпущен штабс-капитаном.
Возвратившись в своё Белёвское имение, Николай Александрович Хитрово встретился с Варварой Ивановной Кривцовой,
с которой обвенчался в церкви села Тимофеевского Болховского уезда Орловской губернии.
С началом Отечественной войны 1812 года он вступил во 2-й Тульский конно-казачий полк, с которым
принимал участие в осаде Данцига в 1813 г. Был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом и в том же
году вернулся домой.
Возвратившись с войны, Николай Александрович прожил три года с семьёй в имении родителей в сельце Фединском.
До 1815г. умер дед Николая Александровича Хитрово Александр Никитич Киреевский. Его дочь, мать Николая
Александровича, надворная советница Ольга Александровна Хитрово согласно документам Государственного архива
Калужской областив 1815 г. владела селом Озёрским с деревнями Перемышльского уезда, доставшимися ей после покойного
родителя.
Дохода имение приносило 1500 рублей в год.
В 1816 г. Николай Александрович Хитрово с семьёй перебрался в перемышльское село Озёрское.
В Озёрском у Николая Александровича Хитрово 30 октября 1816 г. родился сын Александр, который был крещён в
приходской Успенской церкви 4 ноября того же года, причём восприемниками были дед его Александр Дементьевич
и сестра Софья Николаевна Хитрово.
25 сентября 1853 г. Александр Николаевич Хитрово был произведён в полковники.
Во время Крымской войны 16 июня 1855 г. он был назначен командиром Елецкого пехотного полка, стоявшего на Малаховом кургане.
Здесь 8 августа того же года он был убит осколками разорвавшейся бомбы.
У Николая Александровича и Варвары Ивановны Хитрово в селе Озёрском 27 июня 1818 г. родилась дочь Варвара,
а полгода спустя, 24 декабря того же года, умерла их трёхлетняя дочь Мария. Впоследствии Варвара вышла замуж за Николая
Фёдоровича Евреинова.
В том же селе Озёрском у Хитрово 20 мая 1820 г. родилась ещё одна дочь, которую они назвали опять Марией.
Судьба её сложилась совсем по-другому в отличие от умершей старшей сестры, носившей такое же имя.
4 июня 1848 г. она вышла замуж за Валерьяна Эдуардовича Гемпеля. 10 октября 1822 г. у Николая Александровича Хитрово
родилась следующая дочь Елизавета, которая, к сожалению, умерла 19 ноября того же года.
Николай Александрович Хитрово прожил в перемышльском селе несколько лет, но неудачные дела со вновь построенным
винокуренным заводом заставили его продать это имение и, расплатившись со всеми долгами, искать средств для
существования в службе.
18 февраля 1824 г. он был определён в ведомство придворной конюшенной конторы Александровским волостным смотрителем.

Согласно клировой ведомости причт Успенской церкви в селе Озёрском в 1824 г. состоял из: первого священника
Иосифа Феоктистова, второго священника Ивана Фёдорова, дьякона Сергея Михайлова, первого дьячка Гавриила
Захарова, второго дьячка Фёдора Акимова и двух пономарей – Никиты Лукьянова и Иосифа Никитина.
К 1836 г. мы видим уже другой состав причта этого храма: священниками были Иван Фёдоров и Пётр Андреев,
дьяконом – Дионисий Васильев, дьячками – Фёдор Устинов и Гавриил Захаров, пономарями оставались
Никита Лукьянов и Иосиф Никитин.
Во время обозрения церквей Перемышльского и Лихвинского уездов в 1850 г. епископ Калужский и Боровский Николай отметил,
что "села Озерска диакон и пономарь Якунин – катехизис плохо знают, а пономарь Соколов – нотное пение".
Надпись на сохранившемся возле Успенской церкви мраморном надгробии сообщает нам, что здесь был похоронен помещик
сельца Подборки Василий Николаевич Писарев, скончавшийся 15 августа 1855 г. (в феврале 1889 г.
здесь же погребена его супруга Евдокия Петровна). В том же 1855 г. в Успенской церкви в приделе св. Николая
был погребён помещик села Озёрского Никита Кузьмич Омельяненко, скончавшийся 10 сентября указанного года.
Он был тайным советником, калужским губернатором (1816–1825), калужским губернским предводителем дворянства (1836–1842).

В 1862 г. в селе Озёрском в доме священника его сын, студент Калужской духовной семинарии Николай Преображенский,
безвозмездно обучал грамоте 50 мальчиков. 7 апреля 1864 г. он по прошению был уволен из духовного звания.
В 1865 г. Калужской духовной консисторией было разрешено учредить попечительство при Успенской церкви села Озёрского.
Калужское духовное попечительство в 1870 г. выплачивало призреваемым из села Озёрского вдове дьякона Екатерине Спасской
61 года с дочерью Александрой 12 рублей 75 копеек, вдове священника Пелагее Преображенской 54 лет с
дочерью 10 рублей 20 копеек. Из больничной суммы выплачивалось пособие тяжело болевшему сыну священника того же села
Ивану Соколову 20 рублей.

Во время русско-турецкой войны 1877–78 гг. епархиальным начальством было разрешено Исполнительной Комиссии
Калужского губернского попечительства для пособия нуждающимся семействам воинов Калужской губернии производить
сбор пожертвований в пользу неимущих семейств воинов среди других приходских церквей Перемышльского уезда
и в селе Озёрском.
Во второй половине XIX – начале XX в. Озёрским владели Цыплаковы. Они же делали пожертвования в Успенскую церковь.
Потомственный почётный гражданин Дмитрий Иванович Цыплаков, церковный староста этого храма, в 1881 г.
получил благословение Святейшего Синода с выдачею грамоты.
Он же в 1885 г.пожертвовал в свою приходскую церковь плащаницу и купель, стоящие 200 рублей.
В следующем году Дмитрий Иванович Цыплаков пожертвовал гробницу для плащаницы, полное священническое и
диаконское облачение и облачения на два престола и на два жертвенника, всего на 350 рублей.
В 1888 г. он пожертвовал в Успенскую церковь картину "Снятие Господа со креста" стоимостью в 65 рублей.
Также на его средства в церковной ограде был построен сарай для церковных дров.
В следующем году Цыплаков пожертвовал в пользу причта две 5-процентные облигации второго восточного займа
по 100 рублей каждая. Дмитрий Иванович Цыплаков в 1901 и 1902 гг. пожертвовал на благоукрашение храма в
селе Озёрском 800 рублей, сени и плащаницы Божией Матери стоимостью 350 рублей.
В 1893–1895 гг. Дмитрий Иванович Цыплаков состоял действительным членом Калужского Епархиального Комитета
Православного Миссионерского Общества.
В том же Обществе состояли Анна Ивановна и Алипий Иванович Цыплаковы.
Среди других жертвователей в Успенскую церковь села Озёрского можно назвать крестьянина деревни Шамордино
Петра Ломаева, санкт-петербургского купца Андрея Вологодина, вдову санкт-петербургского купца Евдокию
Кожевникову, товарища обер-прокурора Святейшего Синода В.К. Саблера, обер-прокурора Синода Константина Петровича
Победоносцева, Кронштадтского протоиерея Иоанна Ильича Сергиева и др.

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
О деятельности существовавшего с 1893 г. при церкви села Озёрского Свято-Никольского братства писала Л.И. Филинова.
В Калужской губернии во время Первой мировой войны создавались госпитали для больных и раненых воинов.
Некоторые из них были организованы в сельской местности.
Среди таких был Озёрский приходской лазарет Перемышльского уезда.

В 1915 г. в селе была земская школа, в которой обучались 37 мальчиков и 64 девочки. В Озёрском в это время было 46 домов,
в них проживали 139 мужчин и 165 женщин. Священником Успенской церкви был Иоанн Николаевич Малиновский,
дьяконом – Пётр Афанасьевич Орлов, псаломщиком – Дмитрий Васильевич Протопопов.
Приход этого храма состоял из следующих селений Озёрской волости: села Озёрского, деревень Подборки,
Запрудной, Нелюбовки, Васильевской, Каменки, Шамордино, Кулешовки, Фефиловки, Рудной, пустошей Орлинской
и Смагиной (на которых также располагались дома крестьян).

До самой революции в селе Озёрском был двухэтажный деревянный дом, принадлежавший потомственному почётному
гражданину, губернскому секретарю, мировому судье Перемышльского уезда, кавалеру орденов Св. Станислава 3-й ст.,
Св. Анны 3-й ст., Св. Станислава 2-й ст. Дмитрию Ивановичу Цыплакову.
Ещё в 1882 г. отец завещал ему большое имение в Озёрском, оценённое в 60 тыс. рублей серебром, и земли вокруг
него 1748 десятин 2063 сажени.
Ныне от цыплаковского дома сохранился лишь первый этаж да один из каменных львов, некогда лежавших перед входом.

Храм в Озёрском был закрыт в 1922 г. К сожалению, до наших дней он не сохранился, был взорван в 1941 г.
Понадобился кирпич для строительства дороги, но использовать его не удалось, т. к. при взрыве здание
Успенской церкви развалилось на огромные блоки, непригодные для строительства.

В 1996 г. жители сёл Подборки, Озёрское и ближних деревень выступили с инициативой строительства нового храма
на месте разрушенного.
В 1998 г. на остатках фундамента центрального алтаря был заложен фундамент деревянного Успенского храма.
В мае 2000 г. он был возведён.


Авторы: Саратовцева Н.А. Абакулов В.И.

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
http://kozelsk.ru/istor/filinova/3.htm

Л.И. Филинова
СЕЛЬСКИЕ ХРАМЫ ЗЕМЛИ КОЗЕЛЬСКОЙ

Озерское. Храм в честь Успения Божией Матери.
Озерское, в 18 верстах от Перемышля, было центром Озерской волости Перемышльского уезда, ныне село находится на территории Подборского сельсовета Козельского района.
В 1782 году Озерское вместе с деревней Запрудной принадлежало Анне Яковлевне Языковой. Церковь располагалась на особо отмежеванной церковной земле. На Озерчанке был пруд и мучная мельница о двух поставах. Дом господский был деревянный, при нем нерегулярный сад.
В 1859 году в селе был 21 двор, 103 мужчины и 102 женщины. К 1893 году лиц мужского пола стало 106, женского – 113. В 1903 году жителей было 401 человек (197 мужчин и 204 женщины).
По «Ведомости о церкви Успенской Перемышльского уезда Калужской епархии в селе Озерске» за 1915 год сказано, что каменная церковь с такою же колокольнею построена в 1750 г. бригадиром Языковым.
В «Материалах для географии...» 1830 год указан годом возобновления церкви в Озерском.
Церковь была четырехпрестольная:
•  в честь Успения Пресвятой Богородицы,
•  во имя свт. Чудотворца Николая,
•  во имя Иоанна Богослова,
•  в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости.
Церковная библиотека насчитывала 535 томов книг.
Приход: Озерское (46 дворов), Подборки (69 дворов), Запрудное (26 дворов), Нелюбовка (39 дворов), Васильевская (68 дворов), Каменка (161 двор), Шамордино (43 двора), Кулешовка (17 дворов), Феофиловка (13 дворов), Руднево (14 дворов), 8 дворов в Орлинской пустоши и 2 двора в Смагинской пустоши. Всего в приходе было 506 дворов, 1741 мужчин, 1897 женщин.
В приходе были земские школы:
•  в селе Озерске,
•  в деревне Нелюбовке,
•  в деревне Каменке (39 мальчиков и 25 девочек).
Церковноприходские школы помещались в доме Братства свт. Николая Чудотворца и в собственном доме. В 1915 году в них обучалось 37 мальчиков и 64 девочки.
Про Свято-Никольское братство в селе Озерском хотелось бы рассказать подробнее. В нем состояло 5 почетных пожизненных членов, 8 пожизненных, 18 почетных, 34 действительных и 46 членов соревнователей. Почетными пожизненными членами являлись знатные столичные жители, уроженцы здешнего края, вносившие ежегодно по 100 рублей на братскую деятельность. В Совет братства входили 12 человек: председатель (местный священник), казначей, делопроизводитель и 9 членов Совета. Братство содержало богадельню, помогало содержать церковный хор и 3 школы, на Пасху раздавало бедным муку, вело чтение по пчеловодству, содержало чайную и избу-читальню. В чайной, расположенной напротив кабака, чай продавался не по 5 копеек, как в кабаке, а по 3, чтобы селяне не пьянствовали. В избе-читальне была собрана библиотека в 1505 экземпляров, в том числе:
•  книг духовно-нравственного содержания – 594,
•  исторического – 112,
•  естественноисторического – 28,
•  медицинского – 35,
•  сельскохозяйственного – 200,
•  юридического – 30,
•  художественного – 432.
Выписывались журналы «Воскресный день, «Сельский вестник», «Душеполезное чтение», «Кормчий», «Калужские епархиальные ведомости». В избе-читальне, кроме того, ежедневно проходили чтения, состоявшие из трех частей: чтения жития дневного святого, изъяснения заповедей, беседы на религиозно-нравственные темы о расколах и сектах, о Святой земле – со «световыми картинами (слайдами)».
Ближайшие церкви: Воскресенская в селе Олопове в 4 верстах на восток, Знаменская в селе Куровском в 6 верстах на север, Троицкая в Шамординской Амвросиевской женской пустыни в 5 верстах на юго-запад, Николаевская в селе Полошкове Козельского уезда в 7 верстах на юг.
Храм был закрыт в 1922 году. В 1941 году церковь была взорвана советскими войсками.
С июня 1996 года идут работы по восстановлению храма, вернее, по постройке нового семикупольного деревянного здания на старом фундаменте.
Первым исполняющим обязанности настоятеля был назначен протоиерей Леонтий Никифоров из Преображенской церкви села Нижние Прыски.

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения