Народный архив Калужской губернии. Мосальский и Перемышльский уезды

Филиал народного архива Российской Империи. Обмен генеалогической и краеведческой информацией. Взаимопомощь и взаимовыручка тех, кто ищет.

Поиск по галерее сайтов Народного архива
Сообщите о нас пожалуйста
Партнеры
Создать форум

WMlink.ru - рекламный брокер
Не назойливая реклама, средства от которой могут помочь в развитии проекта
Здесь может быть размещена Ваша реклама
Все флаги в гости к нам
Счетчик

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Информация о селе Борищево

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Заборовская волость Перемышльского уезда
Шуберт: http://www.etomesto.ru/shubert-map/14-14/?h=5990&v=82186

СНМ 1863: № 3844
СНМ 1914: с. 121

Сейчас
село Борищево
Перемышльский район, Калужская область, Россия

Широта
54°22′23″N (54.373038)
Долгота
36°0′34″E (36.009372)



Последний раз редактировалось: Сизиф (Ср 5 Авг 2015 - 10:20), всего редактировалось 2 раз(а)

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
ИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ
КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ (К ПРОБЛЕМЕ ИДЕНТИФИКАЦИИ)
Филимонов В. Я.
Калужский государственный педагогический университет им. К. Э. Циолковского
(г. Калуга)

8. БОРИЩЕВО (Борисищево) – село, центр Борищевской с/а Перемышльского
р-на ("Калуж. область на 1.03.93 г.", с. 59); в 2002 г. – 269 жителей.
БОРИСИЩЕВО 1 – полусело В. Л. Зюзиной. По обе стороны речки Иванки и
ее отвершков. Дом господский дер. Земля иловатая, урожай хлеба и травы сред-
ственный, лес дровяной. Кр-не на пашне. Под усадьбой 33 дес. 36 саж. земли, под
пашней – 669 дес. 530 саж., под сенными покосами – 30 дес. 200 саж., под лесом –
60 дес. 10 саж., неудобий – 11 дес. 160 саж., всего – 803 дес. 936 саж. земли.
20 дворов, 91 муж., 111 жен. ("Описания…", 1782 г., ч. 2, л. 108 об., № 258).
152
БОРИСИЩЕВО 2 – полусело П. А. Челюсткина, В. А. Зюзиной и др. На правом
берегу речки Иванки и по обе стороны безымян. оврага. 2 пруда. Дом господский
дер. с садом. Церковь Николая Чудотворца, дер., с выделенной писцовой церк.
землей по обе стороны речки и оврага (под пашней – 36 дес. 1275 саж., под сен-
ными покосами – 1 дес. 140 саж., всего – 37 дес. 1415 саж.). Земля иловатая, уро-
жай хлеба и травы средственный. Кр-не на пашне. Под усадьбой 35 дес. 197 саж.
земли, под пашней – 280 дес. 1000 саж., под сенными покосами – 30 дес. 500 саж.,
под лесом – нет, неудобий – 5 дес. 500 саж., всего – 350 дес. 2197 саж. земли. 28
дворов, 128 муж., 95 жен. ("Описания…", 1782 г., ч. 2, лл. 115–115 об., №№ 326,
327, 328).
БОРИЩЕВО – с. вл. 2-го стана при рч. Кванке, пруде и колодцах. 16 верст от Пе-
ремышля и 6 – от Воротынска. Церковь православная. 40 дворов, 156 муж., 184 жен.
По правую сторону транспортной дороги из г. Воротынска в г. Перемышль.
(СНМ, 1859 г., № 3844).
БОРИЩЕВО – с. Заборовской вол. 15 верст от Перемышля, 9 – от Калуги, 7 –
от вол. правления (Заборовская Слободка), 5 – от Воротынска. Школа земская.
524 муж., 528 жен. (СНМ, 1913 г., с. 121).

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
http://www.vest-news.ru/article.php?id=10407

Леонид ЕГОРЕНКОВ. Перемышльский район.

Здесь не бор был, а борище!

Прежде всего – о происхождении названия села. По мнению калужского журналиста В.Короткова, название могло перейти от человека по имени Бориш, первым поселившегося на этом месте. А краевед А.Баталин считает, что Борищево названо по некогда располагавшемуся за центром княжества Воротынского хвойному лесному массиву – бору, а большой лес – борище. В любом случае поселение было известно давно, по крайней мере оно отмечено на картах Руси начала XIV века, хотя и с несколько измененным названием.

Дома строились вдоль ручья Кванка, что впадает за крепостным валом древнего Воротынска в Выссу. Рядом с селом проходила дорога, связывавшая Московию с южной границей современной Калужской области. По этому пути осуществлялась торговля, доставлялась почта, велся международный обмен, о чем свидетельствует найденный археологами в урочище Льговка клад с монетами арабского Востока IX – X веков, Новгорода и Прибалтики XI – XII веков.

Ощутило на себе местное население и междуусобицу удельных князей и нашествие татаро-монгольских полчищ. Как-то механизаторы С. Чекмарев и М. Большов нашли в поле за древним кладбищем боевую саблю – свидетельство того нашествия. Здесь долгое время проходила пограничная линия между Московским и Литовским государствами. В Смутное время начала XVII века проносились разорительным смерчем польские и запорожские отряды.

Очередной важный исторический след связан с семьей обедневших дворян Челюскиных, один из потомков которых – Семен Иванович (ок. 1700 – 1764 гг.) – детство провел здесь, в родовом имении. После окончания навигационной школы он служил на Балтике и Каспии, а с 1733 по 1742 год исследовал арктическое побережье, оставив память о себе в названии самой северной оконечности Азии – мыса Челюскина.

Последние годы жизни С.И. Челюскин провел в калужских местах. О Борищеве как родовом имении Челюскиных долгое время напоминал большой надгробный куб из черного камня с выбитой надписью. В 80-е годы прошлого века куб был передан в перемышльский музей.

О представителях других дворянских фамилий народная молва донесла скудные сведения. В начале XX века у въезда в село жили братья-помещики. Занимались землепашеством, а больше торговлей. Поговаривали, что за свою жизнь они набили сундуки деньгами и драгоценностями. Нашли их однажды в собственном доме убитыми, но богатства так и не были обнаружены.

Другой барин, Щёголев, известен как рачительный хозяин. Дожил до нашего времени заложенный им, а теперь одичавший фруктовый сад, обвалованный с четырех сторон и обсаженный ветрозащитной полосой из лип, кленов, вязов. Еще встречаются в саду гнезда поросли алычи, шиповника, ирги, амурского ореха - свидетелей тех лет, да висит барометр-анероид на стене в доме, где живут внуки и правнуки бывшего конюха того барина.
После революции, много лет спустя, Щёголев приезжал на родину, представляясь как преподаватель одного из московских институтов.

В разруху гражданской войны некоторые жители Борищева покинули свои дома в поисках лучшей доли. Мужчины искали приложения своим силам на первых стройках новой России. Женщины пристраивались работать прислугами в московских квартирах. Одна из них, из семейства Брусовых, определилась кухаркой в подмосковные Горки, где часто отдыхали и лечились Ленин и Крупская. Дочь нашей землячки вошла в историю. В советское время она под фамилией Страунинг была широко известна тем, что в детстве посидела на коленях у вождя мирового пролетариата. Последние годы жизни Страунинг прошли в Обнинске.

В начале 1930 года в Борищеве несколько дворов объединились в колхоз. Крестьяне свезли в барские сараи обобществленные телеги, сани, сбрую, поставили лошадей и коров. Но в марте того же года в газете «Правда» появилась статья Сталина «Головокружение от успехов», в которой критиковались перегибы колхозного строительства. В апреле Калужский окружком партии разослал по деревням представителей партийной и советской власти с требованием разобраться, нет ли перегибов на местах. Результатом этого стал массовый выход населения из колхозов. Распался и колхоз в Борищеве. Причем разобранное по домам имущество доставалось часто не истинному владельцу, а тому, кто наглее.

В следующем году, к весеннему севу, снова возродился колхоз «Победа». Люди постепенно стали встраиваться в новую систему взаимоотношений. На пути встречалось много огрехов и даже трагических событий.

В 1937 году по ложному доносу был арестован председатель колхоза Я. Сычков. Только в 1958 году его реабилитировали посмертно. Большого труда стоило выжить многодетной семье с клеймом «семьи врага народа». Старшая дочь Якова, Аграфена, взвалила на свои плечи заботы по содержанию и воспитанию младших. Прирожденный оптимизм и трудолюбие помогли ей перешагнуть через обиды, стать заслуженной дояркой и уважаемым на селе человеком.

Другая трагическая ситуация связана с войной. При приближении немцев бригада колхозников должна была эвакуировать общественный скот в тыл. Но только вышли со стадом за Верхние Подгоричи, как из-за Перемышля донеслась канонада приближающихся боев. Пришлось возвращаться назад, оставляя животных на частных подворьях в попутных деревнях. Но когда территория района была освобождена от противника, животных вернули в колхоз.

Борищевская молодежь участвовала в строительстве оборонительных укреплений под Москвой. А. Суржонков копал противотанковые рвы под Вязьмой в составе перемышльского отряда из 22 человек. С приближением фронта и началом бомбежек ребят распустили по домам. А в селе уже командовали немцы. Ветеран войны А. Серёгин рассказывал о тех днях:

- Дали нам немцы наряд возить снаряды под Юхнов. Запрягли несколько подвод по паре лошадей в каждой. Отъехали от Борищева и задумались: что ж это мы, своих отцов и братьев убивать будем? Побросали лошадей, а на моей паре повернули в лес под Дудоровку. Долго там с ребятами скитались. Ударили холода. Мы решили: будь что будет – и вернулись домой. Тут прибегает к моей матери дядя Тюваева Володи. Он в первую мировую войну в плену был и понимал по-немецки. Вот и говорит, что меня и Ивана Блинова поведут на расстрел. Иван недавно вышел из окружения. И действительно, два немца с автоматами наперевес повели нас за огороды, пощелкали затворами, а стрелять не стали…

В конце декабря 1941 года Перемышльский район был освобожден от немцев. Зимняя дорога в сторону Воротынска была усеяна трупами врага. За годы войны из 18 тысяч жителей Перемышльского района было призвано в действующую армию 12 тысяч человек. Более пяти тысяч из них погибло, защищая Родину. В Борищевском сельсовете не вернулись с войны 146 воинов.

Поредели деревни. Вся тяжесть труда в тылу легла на плечи вдов фронтовиков, погибших на фронте.
Во второй половине 50-х годов сельское хозяйство стало укрепляться. На полях появилась новая техника, выделялись кредиты на строительство, укрупнялись сельхозартели. В сентябре 1954 года в Борищеве на базе колхоза «Победа» был создан совхоз «Борищевский». 10 октября выделилось отделение «Центральное» с включением кроме Борищева деревень Быково и Молоченки. В нескольких соседних колхозах на общих собраниях приняли решение о присоединении к совхозу.

К концу 80-х годов совхоз «Борищевский» по основным финансово-экономическим показателям поднялся в районных сводках сельхозпредприятий с последнего места в первую половину, а по производительности труда, рентабельности, фондоотдаче занимал 3-6 места.

В 90-х годах политика страны в отношении сельского хозяйства круто повернулась в сторону импорта продуктов питания. СПК «Борищево» (правопреемник совхоза) вынуждено было стать в очередь на банкротство, имея самые низкие долговые обязательства среди сельхозпредприятий Перемышльского района.

После многочисленных организационных экспериментов и поисков инвесторов животноводческие помещения бывшего совхоза перешли к новому сельскохозяйственному образованию – ООО «Галантус-Агро», которое занимается откормом крупного рогатого скота на мясо.

С ликвидацией, как принято говорить, «градообразующего» сельхозпредприятия население стало сокращаться. Возрождению древнего села способствовала бы газификация. Но из каких-то «высших» соображений еще пятнадцать лет назад строительство газопровода было прекращено при наличии полной проектно-сметной документации, завезенного оборудования, а сваренная двухкилометровая газопроводная плеть была разрезана и увезена в неизвестном направлении. И только кирпичное здание газораспределительного пункта сиротливо стоит среди села, напоминая о несбывшейся мечте населения.


Сайт газеты Калужской области "Весть" 20.08.2009

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru
http://www.vest-news.ru/article/71073

В окно струился аромат левкоя...
10:01, 24 июля 2015

Бескрайний «врачующий» простор Калужской губернии, славящийся  своей неповторимой красотой, всегда привлекал представителей дворянского сословия. На этих землях за пределами Калуги зарождалась особая жизнь - вялая, довольно ленивая в восемнадцатом столетии и яркая, насыщенная в последующее время, в эпоху расцвета культуры и усадебного быта среднего дворянства. Об одной из таких провинциальных усадеб, возникшей на территории древнего села Борищево Перемышльского уезда, и пойдет ниже речь.
Историю этого поместья принято связывать с именем известного русского полярного исследователя Семена Ивановича Челюскина, выходца из мелкопоместных дворян Калужской губернии. После окончания навигационной школы он служил на Балтике и Каспии, а в 1730-х годах исследовал арктическое побережье, оставив память о себе в названии самой северной оконечности Азии - мыса Челюскина.
Предполагают, что в родовом имении Борищево Семен Иванович провел детство. Не вдаваясь в подробности его  биографии, где по сей день существует ряд спорных моментов, обмолвимся лишь, что род Челюскиных глубокими корнями уходит в старину и с XVI в. значился в списках калужских и алексинских дворян. Предки Семена Челюскина верой и правдой служили царю и Отечеству, за что щедростью правящих государей не единожды были жалованы значительными поместьями близ Белева, Алексина и Перемышля. На принадлежавших им угодьях состоятельные помещики Челюскины помимо пахотных земель непременно обзаводились собственными дворами «с хоромным строением, с садом яблоневым и хмелевым и прудом», как указывалось в документах. Подобный «двор помещиков с хоромным строением и со всеми угодьи» числился за ними и в Борищеве.
Первоначально вотчина Челюскиных ничем, кроме размеров и достатка, не выделялась из соседних крестьянских дворов. Но позднее, когда она стала обособляться от остальных построек в селении, формируясь на свой лад, жизнь в Борищеве потребовала крутых перемен, и на плечи Челюскиных легла организация быта в усадьбе и устройство поместного хозяйства. Текущие дела по имению велись ровно и слаженно до тех пор, пока в прозаичные будни помещиков средней руки вдруг не нагрянула беда. Непредсказуемые удары судьбы обрушились на большую дворянскую семью в конце семнадцатого столетия после беспощадного подавления стрелецкого бунта, и так как дед будущего первопроходца Арктики в то время был «головой» московских стрельцов, фамилия Челюскиных попала в «черный» список зловещего Преображенского приказа. Таким образом, ко времени рождения Семена его отец Иван Родионович безнадежно потерял придворный чин стольника и выброшенный безжалостной рукой Петра I с места службы, которым крайне дорожил, был вынужден продавать и закладывать имения и земли, влезать в неоплатные долги, обрекая тем самым семью на нищенское существование в одной из деревень.
В 1711 году Иван Родионович скончался, оставив жену Авдотью Ивановну с малыми детьми без попечения. Чтобы прокормить семью, бедная вдова с болью рассталась со многими из дарованных когда-то вотчин. Но часть земель в Борищеве Авдотья Яковлевна все же сумела сохранить для прямых потомков по линии сына Семена, и в калужском архиве удалось обнаружить документы, подтверждающие этот факт.
Во второй половине XVIII века старое село, располагавшееся по правую сторону дороги из Воротынска в Перемышль, состояло из 48 дворов, где проживало более четырехсот жителей, и было поделено на две неравные части. Одна из них на правом берегу речки Кванки и по обе стороны безымянного оврага, в коем два пруда, с господским деревянным домом и приходской церковью во имя Николая Чудотворца, также сооруженной из дерева, числилась за дворянами Полонскими, Казариными, Петром Челюскиным и девицей из дворян Варварой Алексеевной Зюзиной. Она же являлась единственной владелицей другой половины села, где возвышался еще один деревянный барский дом, имелись хозяйственные строения, приусадебный огород и фруктовый сад. Сын первопроходца, отставной капитан Петр Челюскин, проживая в имении с многочисленным семейством, занимал четверть усадебных земель и, по всей видимости, бережно относился к древнему родовому гнезду, перешедшему в дальнейшем по законному наследству его детям и внукам. Так, в 1820-е гг. полноправными хозяевами части усадьбы считались родственники умершего капитана Иван Петрович Челюскин с родной сестрой Екатериной и семья калужского чиновника, заседателя палаты уголовного суда Владимира Афанасьевича Чикина, женатого на Аграфене Петровне Челюскиной. Загородное хозяйство названных помещиков было чрезвычайно скромным - старые усадебные здания, пригодные для жилья, из-за нехватки средств не обновлялись, лишь иногда, если это требовалось, подвергались мелкому ремонту. Судя по материалам архива, за Иваном Петровичем числилось 9 крепостных, за его сестрой 8, а за Чикиным всего две крестьянские души.
Неясно, что заставило Челюскиных покинуть родную вотчину далеких предков, но примерно с середины 1840-х годов их имена в Борищеве больше не встречаются. Село же, исстари поделенное и исполосованное к тому времени на пять частей, принадлежало разным дворянским семьям, в числе которых находились помещики Хлюстины, Щеголевы, Куликовы. После смерти в 1842 году одного из владельцев поместья, Алексея Васильевича Куликова, его кусок земли сразу же ушел с молотка. Главным мотивом для продажи послужили разговоры да толки по поводу крупных долгов супруги умершего помещика Марии Ивановны, о чем красноречиво сообщалось в «Калужских губернских ведомостях». Вскоре пост хозяина имения с пахотными землями Куликова, оцененными в 460 руб., на добрый десяток лет занял штабс-капитан Григорий Васильевич Васильев, который, кроме того, купил на публичном торге за 311 руб. серебром и дворовых людей села с семействами и со всеми принадлежавшими им строениями и землей. При разноликих хозяевах жизнь в старом поместье не отличалась чем-то особенным. Лишь в середине позапрошлого века усадьба Борищево получила расцвет и гармонию, когда оказалась в руках единственной владелицы Александры Николаевны Воейковой.
Само село при речке Кванке, глубоком пруде и колодцах состояло в те годы из 34 дворов, но ни оброчных, ни дворовых за помещицей Воейковой не числилось. Напротив, личные десятины пахотной земли за мизерную плату Александра Николаевна отдавала отдельным крестьянским семьям для ведения ими собственного хозяйства. Те же взамен, обрабатывая господскую землю и поливая растения, помогали хозяйке ухаживать за маленьким огородом, разбитым возле усадебного дома, и фруктовым садом, занимавшим всего одну десятину земли.
Именно Александра Николаевна превратила Борищево в райский уголок, где хотелось отдохнуть, расслабиться и помечтать под воздействием убаюкивающего шелеста деревьев и великолепной музыки, так любимой госпожой  Воейковой. При богатой помещице в имении было создано все для беззаботного времяпрепровождения, и в то же время отсутствовала та напыщенность в общении и  показная роскошь, что отличало эпоху богатых и знатных вельмож екатерининского века. Поразительная скромность и простота, сочетавшиеся с искренним радушием и сердечностью, царили в усадебном мире. В теплую пору настежь распахнутые окна барского особняка ловили сладкие ароматы роз, красиво цветущего левкоя и ночных фиалок. Тишину жизни и ее некоторое однообразие разбавляли веселые творческие вечера с музыкальными затеями, но чаще в стенах загородного дома звучали душевные романсы и музыкальная классика, виртуозно  передаваемая волнующими аккордами фортепиано и нежным голосом скрипки.
Последними хозяевами имения с 1870-х гг. вплоть до революционного переворота являлись помещики Щеголевы, владевшие там небольшим участком земли без каких-либо построек. Значительную же часть угодий занимал заседатель дворянской опеки Павел Нилович Козляинов, для которого усадьба в Борищеве стала постоянным местом проживания. Частновладельческое хозяйство Козляинова и его супруги Марии Федоровны состояло из жилых и хозяйственных строений, огорода и двух садов: молодого - до трех десятин и старого - до двух десятин, где ежегодно плодоносили и давали отменный урожай 700 яблонь различных сортов.
Павел Нилович, как крупный землевладелец, хозяин 430 десятин пахотной земли, потомственный дворянин с жилкой торговца, старался извлечь выгоду из всего, что давало любую, пусть порой и небольшую финансовую прибыль. Но особенно стремился хозяин имения сдавать в аренду бывшим помещичьим крестьянам пашню под огороды, а воротынскому купцу Якову Петрову - часть замечательного яблоневого сада. Ежегодная продажа отборных фруктов (возраст сада исчислялся полусотней лет) приносила высокие доходы, непрерывно пополнявшие казну оборотистого помещика.
За несколько лет до революции в селе проживало более тысячи жителей, имелось училище, работала земская школа, которую посещали 70 учеников. Во вновь отстроенной в 1892 году вместо ветхого храма приходской церкви проходили службы. Прекратились они только в жуткий период так называемой борьбы с поповским мракобесием.
В двадцатые годы храм был закрыт, долгое время в нем находился совхозный склад, а потом случился пожар, и поскольку здание было деревянным, то, вспыхнув, точно фитиль, мигом превратилось в пепел, не оставив после себя ровным счетом ничего, кроме шлейфа обрывочных воспоминаний. Ныне сельские жители свято берегут бывшее храмовое место.
Не избежала горькой участи и помещичья усадьба с добротным деревянным домом, который помешал новоиспеченным устроителям власти только тем, что был господским. Имение варварски разграбили, а бывшие барские сараи приспособили под колхозную утварь. До нашего времени дожил лишь одичавший фруктовый сад со старыми яблонями и деревьями черноплодной рябины, впрочем, уже весь заросший лесом. Уцелели и другие молчаливые свидетели тех лет - бывший приусадебный Княжий пруд да богатый минералами родник  под местным названием «Гремячий колодец», находящийся недалеко от села. Живой родник освящён, и на Крещение жители Борищева и близлежащих деревень устраивают там купания.
Юлия ПИОНТКОВСКАЯ.
Фото Сергея ХАРИТОНОВА.

Посмотреть профиль http://mmdvlg.forum2x2.ru

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения